• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:23 

2/Последние слова.

Сегодня ты переродился. Для себя, для них, для меня, даже для того, который вечно молчит со свой немой ложью. Я знал эту дату - первый день зимы, но упорно не помнил до какого-то момента. Сейчас же мне напоминаешь о себе не ты, а чужие мысли вслух, случайно то и дело попадающиеся на глаза.
Надо же, родился сегодня. Ты холодный, жестокий, грубый. Но только начал свой путь в каменность и безжалостность. От тебя всегда пахло резким, таким же как и ты, запахом лимона, грейпфрута, чувственной цветочной рапсодии. То были лилии, розы, флердоранж... Как завлекательно: почему же от зимы, такой бездушной и немилосердной, искренне и сокровенно пахнет цветами? Не до конца зимний. Почти осень. Меланхоличная и задумчивая, минорный сенокос с ароматом усопших цветов и выжженной травы.
Поздравляю с рождением каменной осени. Смотри не спейся.



Макс 01.12.2011 13:18
И меня нарисуй там

Непонятный Сирдиз

@темы: Мандорла мертвых звезд

09:53 

1/Я мог бы быть самым счастливым из вас в своих серых буднях.

На лучезарном солнце выбелены кости,
Ни хозяева этих пределов, ни гости.


Тревога в беспокойном сером сердце, неотвратимая нужда открыть такую же серую дверь перед собой, но вопиюще гадкие нежелание и неспособность это сделать. Стержневым признаком всего моего безвыходного положения, зареза, является элементарное бездействие. Усядусь на холодный пол, покрытый бледно-серой плиткой и уставлюсь на свои руки. Отчего-то они стремительно начинают покрываться черными метками, расплывающимися по коже, подобно пятнам резко-неопрятной акварели. По позвоночнику прошлась мелкая дрожь, на секунду могло показаться, что вся спина вмиг отнялась. Все что у меня было, все что осталось - это мой белый, чуть грязноватый скелет. Я отчетливо помню каждую свою косточку, когда-то я даже пересчитывал их: семь шейных позвонков, ключицы, лопатки, двадцать четыре ребра... Последнее ребро было сломано наполовину. Мне говорили белоснежные люди, что я потерял его безвозвратно. Это был мой черно-белый кошмар серых оттенков. Это была моя черно-белая сказка. А в ней я убивал сам себя своим безразличием.
Когда-то, думая об этом часами, сутками, месяцами, я превратился в дым. От него в чужих, не привычных к этому дыму легких становилось противно и постыло. Они не могли дышать рядом со мной, они задыхались. Решив не страдать этим, они убегали, в надежде, что смогут отдышаться и снова начать жить светло и чисто. Они добивались этого, быстро забывали фантома сухого серого дыма. Да и кто вспомнит о мимолетном мгновении, которое не приносит ничего хорошего? Люди привыкли забывать все плохое. Еще больше они привыкли забывать о тех, кто когда-то им помогал. В такие минуты я начинаю вспоминать, что не до конца безнадежен - я привык помогать незнакомцам, потому что они милы и добродушны, потому что не успели еще проявить свою мерзкую и подлую человеческую натуру, которая есть у каждого. Такой мегамизантроп - я, полностью уверенный, что не существует идеальных людей, но все же ищущий в верные друзья апогей мечты.
Bonjour, forever alone. Требователен и избирателен, ищущий лучшего из лучших, того, кто не задохнется, я медленно растворяюсь во влажной, несвойственной мне, коричневатой дымке, речной набережной с примесью аромата осенних листьев. Кому я нужен? Только лучезарному солнцу, которое когда-то прогрело меня. Как же я ему благодарен... Но сейчас, увы, солнце где-то в холодном космическом пространстве, а я уже успел раствориться над гладью реки.
Я так и не открыл ту грязного мышиного цвета дверь. Что за ней было, я знал почти наверняка: успех, счастье, радость жизни. Вместо того я просто, как одинокий угарный газ, рассеялся под моим светоносным.

Покинутый дурак Сирдиз.

@темы: Двери бледной земли, Очередная признательность

Проигранные игры

главная